Поиск
  • molcentr-cdutt

Театр в театре

В конце февраля нас пригласили на творческую встречу с заслуженной артисткой России, актрисой театра им. Комиссаржевской Татьяной Кузнецовой и просмотр кинофильма «Театр». Событие проходило в Академии цифровых технологий в рамках международного кинофестиваля «Окончательный монтаж». Как связаны между собой эти люди и события? Оказалось, связь есть и очень тесная…

Все начиналось … с книги


В 1937 году британский писатель Сомерсет Моэм опубликовал роман, который назывался … «Театр». Книга быстро приобрела популярность и была переведена на многие языки.

Продолжилось … в кино


Художественный фильм «ТЕАТР» был снят в 1978 года латвийским режиссером Янисом Стрейчем по роману С.Моэма на Рижской киностудии на русском и латышском языках. Картина является наиболее удачной экранизацией романа. Несмотря на специфичность тематики, «Театр» был отлично принят зрителями.

А теперь идет … в театре

Спектакль «Театр» с успехом идет на сцене Театра им. В. Комиссаржевской с 12 апреля 2015 года, когда состоялась его премьера. Режиссер – з.а. России Маргарита Бычкова. Главную роль в спектакле (Джулия Лэмберт) исполняет заслуженная артистка России Татьяна Кузнецова.


Гениальный актёр играет тему…

Татьяну Кузнецову петербургские любители театра знают по ролям на сцене театра имени Комиссаржевской, в Александринке и «Русской антрепризе»: Маргарита в «Даме с камелиями», Мона в «Безымянной звезде», Раневская в «Вишневом саде» — о таких ролях мечтает любая актриса! О том, как она себя ощущает в роли Джулии Лэмберт, о фильме, о спектакле и о театре в целом шла речь на творческой встрече с Татьяной Кузнецовой…


— Татьяна, расскажите о фильме «Театр».

— Этот фильм открывал тыльную сторону театра. Тот самый совершенный образ жизни, который мы на тот момент никогда не встречали и не видели. В главной роли- замечательная актриса, ведущая актриса рижского театра. В то время она была очень популярна, а после этого фильма стала ещё известнее и любима всем Советским Союзом. Она была удивительна: всегда экспериментировала с молодыми западными, русскими и латышскими режиссерами. Сам фильм вдохновлял атмосферой весны, таинственности, рассказывал о неизвестной нам закулисной жизни. В самом романе, например, есть момент, передающий потайные мысли актрисы. То есть читатель понимает, что происходит в зале, и одновременно то, что чувствует актриса и то, что она хочет передать в зал. Роман написан очень тонко и иронично, очень страстно.

— Что Вам больше всего полюбилось в роли Джулии Лэмберт?

- То, что мне нравится в Джулии Лэмберт - колоссальная жажда любви и жизни. Жажда любви к театру, к семье, вообще к жизни как к таковой. И, если вначале романа мы застаём ее в разбитом состоянии: она устала от всего, от жизни, от своей прекрасной профессии, она устала от театра. И весь роман - это рассказ о том, как её новые чувства, новая влюбленность в жизнь переворачивает её. Она распускается как цветок, и все это чувство, нереализованное в жизнь до конца, она превращает в творчество. Любую жизненную историю, любые жизненные трудности она превращает в работу в театре.

— Есть ли у Вас какие-то черты характера схожие с Вашей героиней?

— Вы знаете, когда мы начали работать, я терпеть не могла роль Джулии Ламберт. Какая-то взбалмошная, вульгарная. Я не могла принять ее никаким образом. Я читала ее слова шепотом, и меня раздражало абсолютно всё. Потихоньку я в неё влюблялась. В театре иногда приходится отказаться от своих впечатлений и подняться над своим собственным предоставлением, эгоизмом, опустошить себя целиком и полностью, чтобы персонаж мог в тебя войти. У неё я научилась уверенности, безумной любви к театру. Она научила в этом театре быть свободной, легкой, влюбляющейся в жизнь, в какой-то степени хулиганкой. Вы знаете, наш спектакль абсолютно не похож на этот фильм. Он имеет своё какое-то определенное лицо, наш спектакль небольшой и камерный, но мы его безумно любим.

— Ваш спектакль близок по сценарию с романом Уильяма Сомерсета Моэма?

— Инсценировку мы придумывали сами. Когда мы показали руководству, они были так рады, что у нас хоть что-то получилось, что дали нам возможность продолжать. Роман, он всеобъемлющ, там столько тонкостей, столько разных тем. Безусловно, мы вытаскиваем из произведения то, что близко нашему сердцу и то, что нам нравится. Режиссёр нашего спектакля женщина, и ей близка была тема романтического чувства Джулии. Действие происходит в ее гримёрной. Сцена-экран. Очень многие спектакли сейчас включают в себя видеопроекции.

— Вы считаете, что современные технологии должны больше применяться в театральных постановках?

— Касаемо технологий, я их обожаю. Для меня это спасение. Сейчас мы делаем постановку с Бельгией «Мемуары гейши», и я прошу режиссёра сделать как можно больше спецэффектов, побольше видеоряда, потому что это даёт актёру возможность передохнуть. Они дают возможность обострить обстановку, сделать то, что человек просто сделать не может. Например, вот я стою, и вдруг внезапно вознеслась.

— Часто ли Вы играете в жизни? Бывает ли такое, что Вы перенимаете какие-то черты характера от Ваших героинь?

— Характер нам дан при рождении, и изменить мы его не можем. Мы можем только его расширять, расширять наше сердце. В этой жизни нам надо на любить. Как можно больше на любить: людей, искусство. Набрать в своё сердце абсолютно все. Тогда жизнь будет полной и интересной. Театр даёт такую возможность. Тебе приходится собирать все качества и характеристики твоих ролей. Здесь, с Вами, я говорю приблизительно то, что думаю я сама, и то, сейчас я играю какую-то роль. Сейчас я выйду, к Пеотровскому я приду совсем другая, дома я буду совсем другая. Все зависит от взаимоотношений и оттого, какие мосты мы выстраиваем. Мы можем выстроить мост любви, а можем выстроить мост ненависти. Тем не менее, мы живем ради того, чтобы выстраивать мосты любви.

— Вы сыграли более 30 ролей. Есть ли какая-то любимая из них?

— Мне сложно сказать, какую из моих ролей я люблю больше. Каждая роль отнимает кусок жизни. Роли, они как дети, нельзя кого-то любить меньше, а кого-то больше. Невозможно сказать, что какая-то неудачная, а какая-то удачная, ибо в них ты вкладываешь самого себя. Есть роли, которые больше нравились публике, но это не значит, что они более любимы тебе.

— Существуют ли в наше время страсти и интриги за кулисами? Или это осталось в прошлом театра?

— Страсти и интриги за кулисами, конечно, как и везде, присутствуют, но ничего особенного нет. Лично я узнаю все всегда последней, да и то от своей дочери, которая тоже сейчас играет. Меня всегда слухи обходили стороной, и все конфликты мы ещё с института привыкли разбирать сразу.

— На Ваш взгляд, играть на сцене одной сложнее, чем с партнёром?

Играть одной намного сложнее. Больше ответственности. Партнёр, он всегда рядом, и если ты падаешь, он тебя поймает. Партнёр даёт много сил. В Джулии Лэмберт у меня сейчас молодой партнёр, родной брат Паулины Андреевой. Энергичный, он заряжает меня своей силой. Театр сам по себе живой организм. Сегодня зритель смеётся именно в этом моменте, завтра отвечает именно на эту репризу. Актёр не видит зрителя, он может только услышать и почувствовать.

— Когда проснулась Ваша любовь к театру и актерскому мастерству, и как это произошло?

— В школе я занималась рисованием. Однажды ко мне подошли и попросили поучаствовать в композиции. Я сказала: «Да, конечно». Я думала, композицию надо нарисовать. А на самом деле нужно было участвовать в спектакле. И это оказалось так интересно! Так прекрасно и неожиданно. Мне все говорили, что у меня получается. Мой старший брат посоветовал пойти в театральную студию двух московских режиссеров. Я попала туда и думала, что театр это такой праздник и такое счастье, и решила поступать в театральный институт - это были четыре года счастья. А сам театр, это производство, и там, к счастью, нужно прилагать много усилий. Расширять сердце, расширять сознание и вечно учиться. В театре нельзя застревать ни на одну секунду, если ты застрял, ты провалился - ты уже отстал.

— Трудно быть актрисой?

— Работа в театре - это очень трудно. Во время антракта я выжатая, как лимон. Вокруг меня три гримера, которые меня сушат, заново на мне что-то рисуют. Костюмеры сушат одежду. Антракт гораздо сложнее, чем работа на сцене. После антракта я выхожу на сцену, и могу немного отдохнуть.

— Как популяризовать театр и привить любовь к этому искусству среди молодёжи?

— Любовь к театру либо есть, либо нет. Другое дело, что нужно точно знать, что это хороший спектакль, и он тебя захватит. Любовь к театру, это момент воспитания. Конечно, зрительскую аудиторию театра нужно расширять, и поэтому этот год объявлен Годом театра. Но это начинается с дома, и с воспитания. Конечно, молодежь больше интересуют видео и технологии, просто нужно делать какую-то установку.

— Чем театр отличается от других искусств? Например, от кино?

— Театр имеет свойство отдачи. Как мы знаем, свойство отдачи это и есть та самая божественная любовь, которую мы все так жаждем. Естественно, свойство отдачи есть не только в театре, но в театре без этого вообще нельзя. Может, можно писать роман, не думая о читателе, просто высказывать свою точку зрения, но, мне кажется, любому писателю хочется, чтобы его роман был прочитан. Кино и театр — это абсолютно разные искусства. В театр идут за эмоциями. Театральный круг он не массовый, есть любители театра и они знают, куда нужно идти. Театр даёт возможность пережить что-то. Волей не волей, ты сидишь и переживаешь.

«Хороший актёр, играет свою роль. Талантливый актёр играет сверхзадачу. Гениальный актёр играет тему»

Татьяна Кузнецова


Малена Иконникова

Просмотров: 3
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now